Мир туризма

Путешествуем в Гибралтар

Путешествуем в Гибралтар

Во всем облике города и его жителей причудливо переплелись испанские и английские черты. И в то же время, если спросить у любого, кем они себя считают — испанцами или англичанами, то все искренне ответят: «Мы — подданные британский короны». Когда подходишь к Гибралтару на танжерском пароме, поневоле думаешь о том, каким чудом этот осколок Африки, проблуждав по морской глади, неожиданно прилепился к Пиренейскому полуострову и застыл там гигантской глыбой известняка высотой четыреста метров. Древние называли его и скалу-близнеца Джебель-Муса на марокканском берегу «Геркулесовыми столбами» и верили, что именно здесь находится конец света.

В VIII веке Гибралтар приобщился к европейской истории: через него берберский полководец Тарик ибн-Сенда вторгся в Испанию и начал свое шествие по полуострову. С тех пор имя завоевателя осталось в названии Джебель-аль-Тарик, которое трансформировалось в дальнейшем в Джем-бралтар (Гибралтар).

Военно-стратегическое значение скалы оценили и испанцы, освободившие крошечный мыс в ходе реконкисты. Изабелла Кастильская, положившая своей унией с Фердинандом Арагонским начало единению страны, называла Гибралтар «ключом к Испании». Англичане, захватившие мыс и крепость во время войны за все «испанское наследство», считали Гибралтар «ключом к Средиземноморью». С начала XVIII века не утихает борьба обеих сторон за право обладания Гибралтаром. Вначале она велась на поле брани, сейчас — дипломатическими способами, но факт остается фактом: Лондон хочет удержать за собой крошечный полуостров, превращенный им в мощную военную базу, а Мадрид всеми силами стремится вернуть себе то, что считает исконной испанской территорией. По поводу статуса Гибралтара уже несколько лет ведутся затяжные и пока бесплодные переговоры.

Суеверные англичане считают, что территория Гибралтара будет оставаться британской до тех пор, пока будут здравствовать бесхвостые «аборигены» полуострова — берберские макаки. Рассказывают, что этой легенде верил и премьер-министр Британии Черчилль. Узнав, что семейство обезьян на Гибралтаре вымирает, он распорядился пополнить их число особями из Северной Африки, их родины. «Старожилы скалы» до сих пор окружены здесь заботой и вниманием. Когда на скалу опускаются сумерки, оживает главная улица Гибралтара — Мейн-стрит, протянувшаяся через весь город до границы с Испанией. После жаркого средиземноморского дня сюда, в центр города, стекаются его жители и многочисленные гости: туристы со всех концов света, моряки из различных стран, а в последнее время, после отмены блокады полуострова, введенной Франко, испанцы из приграничных районов.

На Мейн-стрит оживленно и днем: здесь расположены магазины беспошлинной торговли, где можно найти товары на любой вкус от старого английского костюма и самой современной электротехники до экзотической мишуры и сувениров из Азии, Африки и Америки. Здесь же находятся многочисленные конторы и офисы местных и иностранных фирм и банков. Рестораны и кафе яркими вывесками зазывают посетителей. Правда, во всей этой кипучей деятельности участие принимают в основном мужчины. Несмотря на внешнюю схожесть с Англией, чьей территорией Гибралтар до сих пор является, жители сохранили верность испанским традициям и обычаям. Вот и сидят по древнему андалусскому обычаю женщины дома, вдали от нескромных мужских глаз, хранят семейный очаг.

В расположенном террасами по склону скалы городе Гибралтаре бросается в глаза разительный контраст между сити с его английской чопорностью, сдержанной официальностью и окраинами, где ютится люд победнее, где пахнет жареной рыбой и оливковым маслом, где прямо на улицах сушится белье, где не умолкает ребячий гомон и судачат соседки.

Городу катастрофически не хватает пригодной для застройки территории, и он вынужден отвоевывать себе жизненное пространство у моря. Аэропорт Гибралтара и взлетно-посадочная полоса построены на искусственных насыпях, а жилые кварталы карабкаются все выше по известковой скале. Жилья в городе не хватает, а вновь отстроенные коттеджи и квартиры чрезвычайно дороги. Кстати сказать, это не единственная проблема Гибралтара. Здесь отсутствуют запасы пресной воды, и гибралтарцы полностью зависят от трех источников ее поступления: водосборников дождевой воды, глубинных скважин и станций по опреснению морской воды.

Кроме того, прибегают к импорту воды из Марокко, откуда Гибралтар привлекает и дешевую рабочую силу. Правда, сейчас, когда экономические неурядицы коснулись и этого идиллического уголка, марокканцы оказались лишними — безработица на полуострове достигает отметки 6 процентов работоспособного населения. (Всего на Гибралтаре 32 тысячи жителей). Особенно трудно приходится молодежи, даже той ее части, кому удается получить образование. В городе нет своих высших учебных заведений, и получить дипломы можно только за рубежом, в основном в Великобритании.

О культурной жизни в Гибралтаре говорить не приходится. Есть тут, правда, Джордж-Макинтош-Холл, являющийся своего рода культурным центром, где расположены различные общества и клубы, но в городе нет ни одною театра, всего лишь один музей и несколько кинотеатров.

Во всем облике города и его жителей причудливо переплелись испанские и английские черты. Почти все гибралтарцы с детства владеют двумя языками, у многих бабушки, матери, жены — выходцы из соседней Андалусии. И в то же время, если спросить у любого, кем они себя считают — испанцами или англичанами, то все искренне ответят: «Мы — подданные британский короны». По улицам Гибралтара прогуливаются невозмутимые «бобби» в характерных касках британской полиции, на стенах домов висят те же почтовые ящики, что и в далекой метрополии. А над всем этим космополитическим, пестрым городом развевается «Юнион Джек» — британский флаг.

Самым старым и единственным оставшимся со времен арабского владычества зданием в Гибралтаре является Мавританский замок, являющий собой изумительное зрелище ночью, когда он подсвечивается прожекторами. Ранее он использовался под тюрьму, где в основном содержались контрабандисты, а в настоящее время здесь создан небольшой музей восковых фигур.

Истории принадлежит и другое интересное сооружение южной оконечности города. Это арка, построенная во время правления короля Испании Карла V и украшенная гербом королевского дома Испании. На второй ее половине красуется лев и единорог — государственный герб Великобритании. Строительство ее было завершено уже в английский период. Эта арка — своеобразный символ постоянной борьбы между двумя странами за обладание таким крошечным, но стратегически важным мысом.

Выехать из города можно через широко распахнутые ворота, где еще совсем недавно по прихоти генералиссимуса Франко висел огромный чугунный замок, накрепко запиравший экзотический город от материка. Вот уже позади тревоги и надежды города, тот неуловимый, необычный колорит, который и делает его незабываемым.

Коментировать

Оставте коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Most Popular

To Top